Низамов В.А. Золото основного правила психоанализа

Исследование с одной стороны метафор З.Фрейда, а с другой стороны интервенций   привело меня к основам психоанализа, т.е. к основному правилу. Эпиграфом к тексту я выбрал интересную метафорическую ссылку З. Фрейда на В. Шекспира. Когда один из придворных хотел причинить добро Гамлету, Гамлет ему сказал:

«суди сам:
за кого же ты меня принимаешь?
Ты хочешь играть на душе моей;
а вот не умеешь сыграть
даже чего-нибудь на этой дудке.
Разве я хуже, проще,
нежели эта флейта?
Считай меня чем тебе угодно:
ты можешь мучать меня,
но не играть мною»
Гамлет. Явление XIII.

З. Фрейд использует эту красивую метафору Шекспира для убедительной демонстрации сложности проведения психоанализа. В своем докладе «О психотерапии» он говорит:  «доходят до меня сведения, что тот или другой коллега назначает пациенту часы приема, чтобы предпринять с ним психическое лечение, в то время как, я уверен, он не знает техники такого лечения. Ему приходиться, следовательно, ждать, что больной охотно сам расскажет ему свои тайны, он ждет помощи от своего рода исповеди или доверия. Меня бы не удивило, если бы такое лечение скорее повредило больному, чем помогло ему. На инструменте души вовсе не так легко играть» /13/. Таким образом, Фрейд З. подчеркивает необходимость знания техники терапии, которая предполагает не только создание условий для доверительной исповеди. Популярно правило звучит: «Говорите все что приходит в голову». Популярно, но не профессионально.

З. Фрейд поясняет, что «… полная откровенность в обмен на строгую секретность. … создает впечатление, будто мы стремимся лишь к позиции светского исповедника. Однако различие велико, ибо мы хотим не только услышать от него то, что знает и скрывает от других, — он должен рассказать нам также и то, чего он не знает. С этой целью мы даем ему более точное определение того, что мы понимаем под откровенностью. Мы обязываем его выполнять основное аналитическое правило, которым он должен впредь руководствоваться в своем поведении по отношению к нам. Он должен сообщать нам не только то, что он намеривается и хочет сказать и что приносит ему, как в исповеди, облегчение, но и все остальное, что поставляет ему  его самонаблюдение, все что приходит ему в голову, даже если говорить об этом ему неприятно, даже если это кажется ему неважным или бессмысленным. Если в соответствии с таким указанием ему удается исключить свою самокритику, то он поставляет нам изобилие материала, мысли, ассоциации, воспоминания, которые уже находятся под влиянием бессознательного, зачастую являются его прямыми потомками и которые, стало быть, позволяют нам догадаться о вытесненном у него бессознательном и благодаря нашему сообщению расширить знание его Я о своем бессознательном» /14/.

В 1918 г. в речи на V психоаналитическом конгрессе в Будапеште З. Фрейд применяет метафору о разных металлах, чтобы показать ценность психоанализа — он  сравнивает психоанализ с золотом, а внушение с медью /16/. Чем же психоанализ отличается? В первую очередь интервенцией основного правила. Сам З. Фрейд,  читая лекции в Америке подчеркивает ценную уникальность этой инструкции: «мы предоставляем больному говорить все, что он хочет, и твердо придерживаемся того предположения, что ему может прийти в голову только то, что, хотя и не прямо, зависит от искомого комплекса. Если вам этот путь отыскания вытесненного кажется слишком сложным, то я могу вас, по крайней мере, уверить, что это единственный возможный путь»/12/.

Кроме этого З. Фрейд указывает что является рудой, как она определяется в основном правиле и как из нее извлекается золото. Так он говорит: «При выполнении вашей задачи вам часто мешает то обстоятельство, что больной иногда замолкает, запинается и начинает утверждать, что он не знает, что сказать, что ему вообще ничего не приходит на ум. Если бы это было действительно так и больной был бы прав, то наш метод опять оказался бы недостаточным. Однако более тонкое наблюдение показывает, что подобного отказа со стороны мыслей никогда и не бывает на самом деле. … Этот материал из мыслей, которые больной не ценит и отбрасывает от себя, если он находится под влиянием сопротивления, а не врача, представляет собой для психоаналитика руду, из которой он с помощью простого искусства толкования может извлечь драгоценный металл»/12/.

Мы с вами знаем, что разный метал это разные свойства: медь быстро окисляется, золото нет, поэтому и разная ценность. Чем же для нас ценно основное правило? Почему оно дорогого стоит? Почему  Золотое? Потому что основное правило не окисляется со временем, как и золото, т.к. оно достаточно универсально: является и целью (описанием идеального результата психических процессов), и средством диагностики психического, и средством терапии, и средством защиты аналитика – как минимум 4 в 1.

Известный капитан Врунгель высказал морскую аксиому: «Как вы судно назовете, так оно и поплывет». Как  и какое по содержанию будет введено в аналитический процесс основное правило, так он и будет строиться, развиваться. Существуют разные интервенции основного правила. Так, например, О. Феничел просит вначале: «Побольше расскажите о себе, прежде чем я что-либо сообщу Вам»/9./ Гилл разрешает: «Вы можете говорить все, что хотите»/3/. Р. Урсано не только разрешает, но и самораскрывается: «Я внимательно слушаю вас. Я хочу получше понять, каким вы видите мир, и не вмешиваться в то, что вы говорите». «Вы можете свободно говорить обо всем, о чем хотите. По сути дела, вы мне очень поможете, если будете говорить обо всем, что приходит вам в данную минуту на ум. Я знаю, это трубно»/8/.  Также и Т. Огден: «Я отношусь к нашим встречам как ко времени, когда вы можете говорить то, что хотите, когда хотите сказать, а я могу по-своему реагировать на это. В то же время у нас обоих всегда должно быть место для приватности»/3/. А Альтман, просто без объяснений высказывает желание: «Я ожидаю, что вы будите говорить все»/3/. Х. Спотниц приказывает: «Ложитесь и говорите»/6/.

Личностные особенности психоаналитиков и их разные теоретические подходы к психоанализу, разные пациенты определяют вариант текста основного правила. В совокупности это определяет и разные следствия: методику, процесс, результаты. Интервизии с коллегами показывают, что пренебрежение к основному правилу закладывает мину замедленного действия в психоаналитический процесс. Искажение основного правила, в лучшем случае меняет технику анализа.  В худшем — выбьет твердую почву из-под ног и бросит аналитическую пару в болотную топь бессознательных удовлетворений.

Сам же З. Фрейд описывает подачу правила следующим образом: «Мы просим больного прийти в состояние спокойного самонаблюдения, не углубляясь в раздумья, и сообщать все, что он может определить при этом по внутренним ощущениям: чувства, мысли, воспоминания в той последовательности, в которой они возникают. При этом мы настойчиво предостерегаем его не поддаваться какому-нибудь мотиву, желающему выбрать или устранить что-либо из пришедших ему в голову мыслей, хотя бы они казались слишком неприятными или слишком нескромными, чтобы их высказывать, или слишком неважными, не относящимися к делу, или бессмысленными, так что незачем о них и говорить. Мы внушаем ему постоянно следить лишь за поверхностью сознания, отказываться от постоянно возникающей критики того, что он находит, и уверяем его, что успех лечения, а прежде всего его продолжительность, зависят от добросовестности, с которой он будет следовать этому основному техническому правилу анализа» /10/.

Что мы видим в разных вариантах З.Фрейда? 1. Положение пациента лежа на кушетке. 2. Задается спокойность и спонтанность самонаблюдения. 3. Вербализация психических процессов: ощущения, чувства, мысли, воспоминания. 4. Задается стремление преодолевать сопротивление, и приводятся их примеры. 5. Ответственность выполнения правила.

Опираясь на эти принципы, и описанный в литературе опыт применения правила, опыт моих преподавателей, супервизоров я использую его следующим образом.  Во-первых, на первой встрече я спрашиваю пациента: «что Вас ко мне привело?» И если пациент затрудняется, то я ему предлагаю: «Говорите все что приходит в голову, как приходит, так и говорите». Это снимает первые сопротивления у пациента. Это позволяет мне понаблюдать, как реагирует психика пациента на такое условие общения.  Во-вторых, после первоначального наблюдения и решения, что пациент соответствует моим критериям отбора в процесс, то я ему сообщаю: «Я Вам расскажу, как мы будем работать. У меня есть простое и в тоже время сложное психологическое упражнение по работе с Вашей проблемой. Это упражнение называется «свобода  слова».

Для того чтобы мы могли Вам помочь Вам необходимо стремиться выполнять следующие условия.

  1. На кушетке лечь на спину, расслабиться, и сообщать о своих телесных ощущениях, побуждениях к действиям, движениям, поведению, но не воспроизводить их в реальности кабинета.
  1. Стремиться свободно, спонтанно говорить все что приходит в голову, проговаривать свои ощущения, желания, мысли, воспоминания, образы, фантазии, переживания, сновидения, догадки. О себе, о других, в том числе и обо мне. О прошлом, настоящем, будущем. Вам необходимо стремиться к абсолютной свободе, спонтанности слова, но не действия. Через эту свободу мы стараемся понять скрытые смыслы, мотивы, источники, историю проблемы; скрытые душевные силы, участвующие в проблеме.
  2. Свободе слова будут противодействовать различные явления. Вам необходимо стремиться распознавать их. О них необходимо говорить, но не использовать. Их необходимо разбирать т.к. именно с ними связана проблема. Разбирать, как они действуют; их историю появления; цели и выгоды использования. Насколько Вы их научитесь распознавать, разбирать, преодолевать настолько Вы станете свободнее от своей проблемы, настолько Вы станете сильнее, мудрее проблемы.
  3. Насколько качественно Вы будите выполнять эти правила, настолько и будет успешной Ваша терапия».

На первых сессиях, перед началом занятия я повторяю правило достаточно полно. Это позволяет поддержать ценность правила, его цель, методику, смысл работы для Эго пациента. Со временем я довожу интервенцию золотого правила в начале сессии до краткого варианта: «Расслабьтесь, говорите все что приходит в голову, распознавая, проговаривая и преодолевая противодействия». Потом оно уже превращается в классическую фразу: «Говорите все что приходит в голову». А за тем превращается, сгущается, символизируется до простого междометия «мхм» и в конечном итоге до молчания. Так обеспечивается, на мой взгляд, рабочий союз и преемственность между основным правилом и молчанием. Бывает, что при работе с отдельными явлениями в процессе сессий тот или иной аспект правила я повторяю или поясняю, используя интервенции виде метафор, объяснений. Чаще для этого используются первые сопротивления, на которых можно показать практический смысл, ценность основного правила. Теперь разберем по полочкам смысл пунктов основного правила.

 

Пункт 1. Кушетка.

Этот пункт не просто традиция, идущая от гипнотерапии, массажа и прочих медицинских процедур. Это одно из важнейших условий эффективной терапии. Достаточно детально описал смыслы и взаимодействие с кушеткой в своей книге Харольд Стерн /7/.

Полностью расслабиться, не видя присутствующего аналитика – это значит расслабиться настолько что бы не было движений, что бы воспринимать тело, осознавать его ощущения, побуждения к движениям и стоящие за ними желания, эмоции, воспоминания, смыслы, которые необходимо и вербализовывать, а не воспроизводить в неосознанных действиях. Положение сидя требует мышечного напряжения, работы вестибулярного аппарата, соответствующих мышечных сокращений и тонуса для поддержания вертикального положения. Положение лицом к лицу тем более усиливает напряжение мимической мускулатуры, пантомимического контроля и напряжения. (Подобное объяснение я иногда использую и для пациентов). Итак, положение лежа на кушетке позволяет максимально создать условия для регресса, для развития невроза переноса. Создать условия для свободы ассоциаций.  

Анализ и преодоление сопротивлений связанных с необходимостью лежать на кушетке является благоприятным условием для укрепления рабочего альянса. Т.к. есть наглядный для Эго пациента предмет анализирования. Итогом проработки данного сопротивления является состояние доверия и отказ от негативного переноса, который часто лежит в основе таких сопротивлений (беззащитность перед сексуальным насилием, агрессия родителя).   Чаще всего пациенты легко преодолевают данный вид сопротивления и буквально сразу после озвучивания основного правила принимают и реализуют этот пункт. Но иногда такой анализ может занять несколько сессий, а может и пол-года.

Так, например, у одной пациентки Эго-синтонность сопротивления «не ложиться» была очень высока. Наряду с анализом Эго-дистонных сопротивлений мы каждую сессию подступали к исследованию, прояснению, осознанию того что  скрывается за данным отказом лечь и не смотреть на аналитика. Это был материал негативного агрессивно-эротического отцовского переноса. Благодаря этому осознанию и овладению этим бессознательным содержанием и процессами пациентке удалось не только лечь на кушетку, но и строить стабильные отношения с мужчиной и чувствовать оргазм, стать более успешной в социальном, профессиональном статусах.

Необходимо отметь и другую сторону — удовлетворение  желания в отказе лечь на кушетку, отказ анализировать такого рода явление, возникающее в психоаналитическом пространстве может быть со стороны аналитика проявлением контр-сопротивления процессу, связанным с его контрпереносом. (Защитные механизмы избегания конфликта: аффективная изоляция, отрицание, обесценивание,  рационализация и т.д.). Таким образом, предложение пациенту кресла для работы может быть серьезным признаком такого контр-сопротивления.

 

Пункт 2. Говорить все что приходит в голову.

Это пункт основного правила задает нам цель, т.е. к чему стремиться, характеристики, состояния. В том числе и критерии диагностики процесса и эффективности работы. Ведь обозначив цель, мы можем говорить об эффективности средств терапии, скорости приближения — удаления от нее. Цель – это идеальный результат, к чему мы стремимся в методике работы. Как настаивает А. Крис: «Терапевтическая цель психоанализа заключается в увеличении свободы ассоциаций пациента»/2/.

Что такое «ВСЕ» в основном правиле психоанализа? Когда пациенты используют такие слова как «всё», «все», «всегда», «всякое» мы понимаем, что действует сопротивление посредством механизма сгущения. Тоже можно сказать про аналитика, который использует только сжатую интервенцию: «Говорите все, что приходит в голову» — он применяет контрсопротвление. Что мы делаем, когда  замечаем сопротивление? Проясняем, т.е. наполняем сознание ассоциативными реакциями, также поступим и с контрсопротивлением «говорите все».

«Говорить все что приходит в голову» это доступная и упрощенная для понимания метафора. В голову может приходить из тела только  кровь с ее содержимым. Психическое же может осознаваться. Следовательно «говорить все что приходит в голову» это значит свободно вербализовывать (проговаривать) все психические процессы осознаваемые человеком известные нам по курсу общая психология (ощущения, восприятия, эмоции, желания, мысли, воспоминания, фантазии, сновидения, действия). «Говорить все» это значит свободно использовать психический процесс – речь — для озвучивания других психических процессов актуализирующихся в пациенте.

«Говорить все»  – это значит рассказать всего себя, всю свою психическую историю, через все психические процессы. Если внешняя реальность измеряется в метрах, то в чем измеряется внутренняя реальность, микрокосм? Каковы измерения этого психического пространства? На мой взгляд, внутреннее пространство измеряется в психических процессах, которые мы делим на 5 видов психических явлений: перцептивная, мотивационная, когнитивная, аффективная, праксиологическая (моторная) сферы (см. рис 1).

«Говорить все» – это значит свободно говорить обо всех объектах, с кем и как взаимодействовал и взаимодействует пациент (см. рис 2). «Говорить все» – это значит свободно говорить о прошлом, настоящем, будущем (см. рис3).

Так создается психический объем: психические процессы, субъект-объекты, время (см.рис. 4) . И надо услышать, увидеть, осознать содержание этого объема в максимальной мере. Т.к. душевная боль спряталась где-то в этом пространстве. Осознать каждое травматическое или фиксирующее событие во всех его психоидах: что ощущал, желал, чувствовал, думал, делал субъект и объект (также и в настоящем и будущем времени). И даже пережить эти события не только вновь, но и по новому – как бы хотелось.   И как слепой человек, ориентируясь на слух и ощущения должен  научиться входить в пространство, ощупывать, запоминать предметы, людей; помнить, на что они способны. Если нужно, то устранить и источник начинающего пожара. Так и пациент, должен научиться свободно двигаться в своем душевном мире. Особенно двигаться туда, где дороги нет, где колючие заросли. В этом психическом пространстве Эго субъекта должно научиться свободно передвигаться, посредством свободных ассоциаций, спонтанных психизмов.

Что такое свободные ассоциации? Брилл своим переводом фрейдовского «freier einfall», которое означает «внезапное вторжение», «внезапная идея», утвердил новое значение — «free association» — свободная связь /5/, и тем самым подчеркнул не только способ воспроизведения идей, возникающих спонтанно, но цель —  свободная связь бессознательного с сознанием. Свободная связь психизмов между собой — это одно из важнейших свойств осознания.

Душевная боль заставляет Эго блокировать тот или иной психический процесс и связь пропадает. Защитные механизмы действуют на перечисленные выше психические процессы, задействуют одни против других. И развитие этого психического процесса,  будет одним из показателей продвижения к цели, критерием эффективности. Вспомнить вытесненное, осмыслить непонятое, захотеть запрещенное, сделать новое, почувствовать удовольствие.

Почему правило является средством диагностики? потому что есть описание идеального результата, и поэтому есть возможность сравнивать существующее состояние с идеальным. Насколько процесс стал свободнее, насколько психические процессы активны, настолько мы видим и продвижение к цели, настолько мы видим эффективность тех средств, которые мы применяем. Психическая свобода это психическая воля, сила для свободы, сила преодолевающая ограничения.

Для этого пункта правила, очень хорошо подходит следующая метафора З. Фрейда: «Говорите все, что приходит вам в голову. Поступайте так, как например, путешественник, сидящий у окна вагона поезда и описывающий находящемуся внутри вагона виды, проносящиеся перед его взором» /11/. Так З. Фрейд не только сравнивает речь пациента со спонтанным разговором, но и призывает жизненный опыт пациента, его память о доверительном общении с человеком в поезде. Так мы можем актуализировать элементы позитивного переноса, делая себя этим доверенным лицом.

 

Пункт 3. Средство терапии – анализирование сопротивлений.

Вспомним, что именно анализ сопротивлений, по мнению З.Фрейда, является золотоносной рудой.  Для развития рабочего альянса нельзя просто указать цель, нужно указать средство  и метод ее достижения.  Цель – правда; средство ее достижения кривда. Деформация истины проявляется в сопротивлениях, которые мы можем видеть по проявлению психических процессов, обозначенных выше. По феноменам возникающим в кабинете. Где психические процессы искажают пространство, события или сами не достаточно развиты. Этот пункт требует перейти от цели к средству, «от вытесненного к вытесняющему», от бессознательного к силам, механизмам создающим бессознательное.

З. Фрейд использует детективную метафору, когда пишет, что «… больной удерживает или устраняет пришедшую ему в голову мысль под влиянием сопротивления, которое при этом маскируется в различные критические суждения о значимости мысли. Мы защищаемся от этого, заранее сообщая больному о возможности подобного случая и требуя от него, чтобы он не критиковал своих мыслей. Он должен все говорить, совершенно отказавшись от подобного критического выбора, все, что приходит ему в голову, даже если он считает это неправильным, не относящимся к делу, бессмысленным. И особенно в том случае, если ему неприятно занимать свое мышление подобной мыслью. Следуя этому правилу, мы обеспечиваем себя материалом, который наведет нас на след вытесненных комплексов» /12/.

Указание на сопротивление и его значение создает предмет совместной работы. И соответственно залог сотрудничества по структурным изменениям. И разрешению напряжений связанных с проблемой пациента. Предметом, где является конфликт, фрустрация, напряжение, старый способ выхода из конфликта и новый способ его преодоления. Каждое противодействие — это аналог проблемы этого человека, каждое преодоление, через осознание есть приручение проблемы.

З. Фрейд говорит об естественности и парадоксальности проявления сопротивления, когда пациент, который так страдает от своих симптомов и заставляет страдать своих близких, который готов пожертвовать столько времени, денег, сил и преодолевать себя, чтобы освободиться от них, этот больной оказывает сопротивление врачу в интересах своей болезни. И если указание на сопротивление кажется пациенту невероятным, то З. Фрейд метафорически отвечал, что «этому есть свои аналоги, и любой, кто пригласил зубного врача при нестерпимой зубной боли, будет отталкивать его руку, когда он захочет приблизиться к больному зубу с щипцами» /15/.

В начале лечения для наглядного объяснения смысла работы с сопротивлениями З. Фрейд прибегает к метафоре:   «Представьте себе реку, дно которой устлано камнями и обломками скал, то коварно поднято песчаными отмелями. Согласитесь, такая река окажется непригодной для судоходства. Рассказ пациента – сродни такой реке для корабля психоаналитика»/15/. Свобода слова – свобода хода. Вспомните, сколько препятствий преодолел Капитан Врунгель со своими пациентами Ломом и Фуксом на своей «победе-беде».

Важно помнить, что З. Фрейд отмечает: «выдвигая основное техническое правило, мы добиваемся сначала того, что все сопротивление направляется на него. Сопротивление больных чрезвычайно разнообразно, в высшей степени утонченно, часто трудно распознается, постоянно меняет форму своего проявления» /10/. Тем самым З. Фрейд говорит о том, что основное правило начинает работать сразу же, т.к. сразу же начинают проявляться сопротивления. Сопротивления как квинтесеции внутреннего конфликта будут постоянным предметом совместной работы. В. Райх сказал, что сопротивления это и есть симптомы /4/. Каждое сопротивление как один из корешков симптома, проявляется для нашего исследования, осознания, овладения.   Поэтому работа с сопротивлениями основному правилу, это средство терапии симптома.

Как я сказал выше, сопротивление задействуют психические процессы, усиливая одни, угнетая другие с целью защитить Эго от душевных страданий. И у нас появляется наглядность внутреннего конфликта, явная предметность скрытых механизмов, участвующих в симптомах. И это позволяет нам анализировать не все что попадется, а явление, которое является прототипом симптома, одним из его элементов.  (Анализирование сопротивления это емкое название пяти процедур: поиск, демонстрация, прояснение, интерпретация, проработка сопротивления /1/. Прорабатывая сопротивление за сопротивлением мы раскрепощаем психику, развиваем душевную силу, выносливость, ловкость Эго.

Например, человек использует в своем тексте образные сравнения, метафоры – это бессознательные механизмы сгущения, смещения, визуализации, символизации под воздействием конфликта искажают, деформируют влечения и средства. И мы можем интервенциями растворить, переместить обратно. Вербализацией, конкретизацией расшифровкой, перевести с одного языка на другой, выпрямить кривду в правду. Но, правда, болезненна, она пугающая.  Поэтому мы работаем с мотивами и средствами, защищающими от болезненной правды с историей приобретения защитного механизма, который проявляется через психические процессы.  В такой работе Эго постепенно убеждается, что оно смелее, чем угрозы. Его Эго становится выносливым, в смысле, что сможет выносить правду и на основе знания истины принимать новые решения, т.е. становиться ловким (воспользуюсь спортивной метафорикой). Такой анализ приводит к осознанию противостоящих влечений, к осознанию компромиссных средств удовлетворения противоположностей, к осознанию новых возможностей удовлетворения влечений.    Постоянная сосредоточенность сознательного Эго на сопротивлении может изменить структурные связи. Что в конечном счете и приводит к перераспределению энергию между защитными механизмами и средствами удовлетворения своих влечений. Снижению болезненности  симптоматики, разрешению проблем.

 

Пункт 4. Ответственность.

«На сколько тщательно вы будете выполнять выше перечисленные правила, на столько качественной и будет терапия». Указание на тщательность выполнения основного правила создает условие для распределения ответственности. Пациент ответственен за активность, результативность исследования и изменения. Это создает защиту аналитика от интенсивных отыгрываний негативного переноса, создает возможность прорабатывать негативную терапевтическую реакцию. В частности, этот пункт защищает от отыгрывания негативного переноса в тяжбах по поводу отсутствия результатов терапии; ничего неделании терапевта; обмане, мошенничестве терапевта.

На форуме психоаналитического портала одна пациентка делилась своими претензиями к аналитику, который остановил терапию, т.к. нет результатов. Когда я ее спросил о правиле, то оказалось, что пациентка не знала основного правила, не знала о сопротивлении, пункта об ответственности.  Она знала, что нужно приходить, говорить, платить. Создалась лазейка для утаивания самого важного и удовлетворения скрытого. Возмущение понятно, т.к. пациентка ходила к терапевту неосознанно удовлетворять свои влечения, а не анализироваться.    

Собственный опыт показывает, что затаенная агрессия пациентов, высвобождаясь в процессе терапии направляется на терапевта.    И этот пункт, и все правило создает защиту аналитика от интенсивных отыгрываний негативного переноса. В частности, этот пункт защищает от отыгрывания негативного переноса в тяжбах по поводу отсутствия результатов терапии; ничего неделании терапевта; обмане, мошенничестве терапевта. И выходе из пика негативного переноса пограничных пациентов в позитивное сотрудничество.

В 1938 году, когда война заставляет З. Фрейда покинуть Вену, и он использует военно-юридическое метафору: «Я ослаблено внутренним конфликтом, мы должны прийти к нему на помощь. Это как на гражданской войне, которая должна разрешиться благодаря содействию внешнего союзника. Врач-аналитик и ослабленное Я больного, опираясь на реальный внешний мир, должны образовать партию против врагов, требований влечений Оно и требований совести Сверх-Я. Мы заключаем договор друг с другом. Больное Я обещает нам самую полную откровенность, то есть предоставить в распоряжении весь материал, который поставляет ему его самовосприятие, мы гарантируем ему строжайшую секретность и ставим ему на службу наш опыт в толковании материала, на который оказало влияние бессознательное. Наше знание должно поправить его незнание, должно возвратить его Я власть над потерянными участниками душеной жизни. В этом договоре и состоит аналитическая ситуация. … Если Я больного будет ценным союзником в нашей общей работе, то, несмотря на все притеснение враждебными ему силами, но должно сохранить определенную меру связанности, часть понимания требований действительности /14/. В тоже время это очень похоже на на Гиппократовскую интервенцию пациенту: «Есть Вы, болезнь и я. На чьей стороне Вы будете, та и победит».

Краткий вывод. Использование всех 4 пунктов основного правила (1. Кушетка. 2. Говорить «Всё». 3. Анализ сопротивлений. 4. Ответственность.) дает возможность для более предметной, эффективной, продолжительной, систематической и интересной совместной работы с пациентом. Что по сути и делает его ценным как золото.

Список литературы.

  1. Гринсон Р.Р. Техника и практика психоанализа. – М.: Когито-Центр, 2003. -478 с.
  2. Крис А. Свободные ассоциации. Метод и процесс. – М.:Когито-Центр, 2007. –159 с.
  3. Огден Т. Мечты и интерпретации. – М.: Класс, 2001. -160 с.
  4. Райх В. Анализ характера. – М.: ЭКСМО, 2000. 528 с.
  5. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. – СПб.: ВЕИП, 1995. – 288 с.
  6. Спотниц Х. Современный психоанализ шизофренического пациента. Теория техники. – СПб: ВЕИП, 2004. – 296 с.
  7. Стерн Х. Кушетка. Ее значение и использование в психотерапии. — С-Пб.: ВЕИП 2002. 212 с.  
  8. Урсано Р. Зоненберг С. Лазар С. Психодинамическая психотерапия. Краткое руководство. – М.: Русская психоаналитческая ассоциация, 1992. -160 с.
  9. Феничел О. Психоаналитическая теория неврозов. – М.: Академический Проект, 2004. – 848 с.
  10. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. – М.: Наука, 1998.
  11. Фрейд З. О введении в лечение. // Зигмунд Фрейд и психоанализ в России. – М.: МПСИ, 2000.
  12. Фрейд З. О психоанализе. //Зигмунд Фрейд и психоанализ в России. – М.: МПСИ, 2000.
  13. Фрейд З. О психотерапии. //Зигмунд Фрейд и психоанализ в России. – М.: МПСИ, 2000.
  14. Фрейд З. Очерк психоанализа. // Техника психоанализа. – М.: Академический Проект, 2008. – 292 с.
  15. Фрейд З. Попытка анализа истерии. Дора: история болезни. // Фрейд З. Интерес к психоанализу: сборник. – Мн.: Попурри, 2004. — 592 с..
  16. Фрейд З. Пути психоаналитической психотерапии. // Фрейд З. Психоаналитические этюды. – Мн.: Попури, 2001. — 608с.